Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Дайджест arrow Время Странствий arrow "А рыбы зело густо в нем..."  
 
"А рыбы зело густо в нем..."

 Василий СМИРНОВ, доктор биологических наук

ОМУЛЕВАЯ БОЧКА

Для жителей Восточной Сибири, а уж для иркутян — точно, одно из первых и главных с детства слов — «омуль». Тут, конечно, сразу вспоминаются старые песни («Славное море, священный Байкал, славный корабль — омулевая бочка»), легенды и были. Однако мало кто знает, что еще не так давно самой промысловой рыбой славного моря был не омуль, а осетр. Его вылавливали сотнями и тысячами пудов. На иркутский рынок приводили по реке на куканах живых осетров, на рынке стояли бочонки лагуны с паюсной икрой, рыбьим жиром и клеем. Однако к началу XX века, к революции, осетровое стадо было буквально разгромлено. Теперь, если
попадется какой недоросток-осетришко, — событие. Тут-то и выдвинулся простонародный омуль. Хотя, впрочем, он всегда был в первых рядах. В прошлые времена на Байкале добывали каждый год более 10 миллионов штук омуля (так вели тогда счет) и поэтому пели об «омулевой бочке». Латинское название байкальского омуля переводится как «странствующий сиг».

Название не случайное. Одна из гипотез — этот «сиг» проник в Байкал еще в межледниковый период из морей Северного Ледовитого океана — предположительно через бассейн Лены и ее притоки. Ничего удивительного в том нет: полярный омуль – отличный путешественник, и подняться вверх по течению рек ему не составляло труда. Кроме того, в отличие от других сиговых рыб, он пускается и далеко в открытое соленое море. А на икромет заходит в реки, впадающие в океан (Печора, Енисей, Лена, Хатанга, Яна, Индигирка), по которым поднимается на сотни километров. Еще сравнительно недавно, каких-нибудь сотню лет назад, целые косяки нерестового полярного омуля наблюдались выше устья Вилюя...

В доказательство «морской» гипоте-
зы происхождения байкальского омуля
ее сторонники приводят и такой факт.
Полярный омуль прекрасно живет нынче
в пресном ирландском озере Лох-Ней,
где он остался, когда отступило море.
И, между прочим, как хорошо видно на
фотографиях, внешне, по строению тела,
«ирландец» весьма похож на байкальско-
го собрата...


МИЛЛИОНЫ ЛЕТ НАЗАД

Однако есть и другая точка зрения.
Согласно ей, байкальский омуль, как и
многие виды рыб и беспозвоночных Бай-
кала, является эндемиком, т. е. местно-
го происхождения и как таковой больше
нигде не встречается. Этой точки зрения
придерживались крупнейшие ихтиоло-
ги России (П.Дрягин, П. Пирожников,
В. Покровский), которые считали, что
был собственный, забайкальский центр,
откуда произошли байкальские сиго-
вые — Баунтовская и Ципиканская озер-
ные системы. Здесь, в теплых водоемах, в
условиях субтропического климата, оби-
тали предки омуля еще миллионы лет
назад.
Эту гипотезу поддерживают совре-
менные исследования байкальских ихти-
ологов и их коллег из смежных наук. Мы
предполагаем, что предок байкальского
омуля обитал в древнем пресноводном и
глубоком озере — на месте северной око-
нечности нынешнего Байкала (близкий
тип до сих пор обитает здесь в верховьях
Кичеры, в озерах ледниково-тектоничес-
кого происхождения, но не спускается по
реке в Байкал).
Рядом с этим северным озером два
– четыре миллиона лет назад на месте
среднего и южного Байкала существова-
ли другие, тоже крупные озера с немалы-
ми глубинами (около 400 метров). Затем
— это уже было 500–800 тысяч лет назад
— могучие подземные силы так сотряса-
ли соседние озера, образуя новые впади-
ны, разломы и т.д., что они постепенно
соединились в единое водное пространс-
тво, по контурам похожее на современ-
ный Байкал. На это великое пространс-
тво и вышел предок омуля из бывшего
северного озера.
Таковы гипотезы. Несомненно одно:

омуль не только желанный и частый
гость на столах сибиряков, но и удиви-
тельное творение природы.


ПОСОЛЬСКИЙ, СЕЛЕНГИНСКИЙ,

"ИНКУБАТОРСКИЙ"...

Байкальский омуль неодинаков. Он
делится на несколько популяций (или,
как еще говорят, рас), которые отлича-
ются местами обитания, питанием (и,
следовательно, размерами), поведени-
ем в разные времена года и отчасти даже
строением.
Основные, самые известные популя-
ции омуля — селенгинская, посольская,
баргузинская, чивыркуйская и северо-
байкальская. Названия свои они получи-
ли по местам нерестилищ в реках, впада-
ющих в Байкал.

Селенгинский омуль — самый много-
численный. Он заходит на нерест в реку
Селенгу. Этому омулю больше всего под-
ходит название «странствующий сиг».
Он освоил всю акваторию Байкала. В
поисках корма (зоопланктона, состав-
ляющего основной рацион) он соверша-
ет продолжительные путешествия. Кор-
миться любит в ночное и сумеречное
время, когда зоопланктон как раз поды-
мается из глубины в верхние слои воды.
Эту его особенность используют рыба-
ки-любители. В июле–сентябре они выез-
жают на ночной лов в глубоководные
районы озера. Главная здесь хитрость и
приманка — прожектора. Омуль устрем-
ляется в освещенную зону за своим кор-
мом (кроме упомянутого зоопланкто-
 

на, это молодь бокоплава, личинки голо-
мянок и бычка). Тут его и подстерегают
рыбаки. Селенгинский омуль созрева-
ет медленно — в 8–12 лет, имея при этом
вес в 300–500 граммов.
В отличие от своего селенгинского
собрата северобайкальский омуль (нерес-
тится в реках Верхняя Ангара и Киче-
ра, впадающих в северный Байкал), бла-
годаря тому что обитает в отепленных
прибрежных водах, растет намного быс-
трее — созревает через 5–6 лет. Правда,
при этом мелок — средний вес 200–250
граммов. Хотя, как утверждают гурманы,
этот мелкий вкуснее, нежнее крупного —
селенгинского или посольского.
Часто на байкальских «камчатках»
(места подледного лова рыбаков-люби-
телей) можно слышать возглас: «Опять
поймал «инкубаторского»! Рыбаки так
называют «гужей» — прогонистого, мало
упитанного северобайкальского омуля,
который после нереста в Верхней Анга-
ре и Кичере мигрирует вдоль прибреж-
ной отмели на юг к Чивыркуйскому и
Баргузинскому заливам, Малому морю
и селенгинскому мелководью. В подлед-
ный период «гужи» откармливаются на
небольших глубинах, в том числе в райо-
нах «камчаток», подхватывая прикор-
мочный рыбацкий бормаш.
А действительный «инкубаторский»
омуль — это омуль посольской популя-
ции, который разводит Большереченс-
кий рыбоводный завод. Все лето он оби-
тает в основном в Селенгинском райо-
не Байкала, по прибрежным склонам на
глубинах 50–350 метров, недоступных
любителям бормашевого лова. Имея осо-
бенные жабры (наименьшее число тол-
стых, редко расположенных жаберных
тычинок), этот посольcкий омуль может
откармливаться крупным пелагическим
бокоплавом, которого в светлое время
скапливается много в придонных слоях
воды. Этот омуль созревает поздно —
через 9–15 лет, но вес при этом имеет
немалый — 400–900 граммов. На нерест
идет в притоки Посольского сора.
Особенности селенгинской, северо-
байкальской и посольской популяций, о
которых рассказано кратко, ярче всего
проявляются летом и осенью — во время
активного нагула. Когда же Байкал ста-
нет, подо льдом большая часть омуля
располагается в придонных слоях у при-
брежных склонов — на глубине от 70 до
350 метров. Хотя крупный селенгинский
омуль по-прежнему придерживается вер-
хнего 150-метрового слоя — на глубоко-
водных местах. Весной же, в мае—июне,
наблюдается движение омуля к меньшим
глубинам.
Вот таким, в общих чертах, не за одну
тысячу лет вырос и сформировался зна-
менитый омуль — одно из достоприме-
чательностей Байкала. Для зарубежных
и российских гостей — диковинка само-
го глубокого в мире озера-моря, для при-
байкальских жителей — и гордость, и
хлеб насущный...
В начале 1940-х уловы омуля в слав-
ном море достигали 10 тысяч тонн в год.
После войны, в тяжелые времена, когда
омуль наравне с картошкой был главным
продуктом, пришлось ловить намно-
го больше. Затем пошел спад, и посте-
пенно мы почти забыли про «омулевую
бочку». В последнее десятилетие, когда
пали многие запреты и установления,
мы снова увидели, что, слава Богу, с ому-
лем порядок — он массово появился на
рынках и в магазинах и, следовательно, в
наших домах. Хотя, в общем, нынешние
уловы (особенно по сравнению с некото-
рыми прошлыми) не так велики. Однако
не меньше 4–5 тысяч тонн в год.
Если мы будем относиться к Байка-
лу разумно и бережно, мы еще долго смо-
жем и любоваться, и гордиться знамени-
той рыбой.
 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru