Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Дайджест arrow Время Странствий arrow "В одном Байкале только и водится..."  
 
"В одном Байкале только и водится..."

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Василий СМИРНОВ, доктор биологических наук

 

"КОЛОМЕНКОЮ НАЗЫВАЮТ"

Первые более-менее достоверные све-
дения о Байкале и его невиданном рыбь-
ем царстве, как известно, были получены
от русских землепроходцев. Их порази-
ла глубина сибирского моря, его кристаль-
но чистые воды, изобилующие крупны-
ми жирными осетрами, многочисленным
омулем, сигом и хариусом...
Эти сообщения вызвали живой инте-
рес, и Российская Академия наук уже в
XVIII веке снарядила первые экспедиции.
Одну из них, под руководством академи-
ка Петера Палласа (это было в 1771—1772
годах), прежде всего интересовали виды
рыб необыкновенного озера. Сам Паллас
по нескольким экземплярам, выброшен-
ным на берег, и описал загадочную, нигде
более в России не встречающуюся рыбку
— полупрозрачную, без чешуи, живущую
в пучинах озера и крайне редко появляю-
щуюся у поверхности.
«Сверх того если есть что редкое, и в
одном только Байкале и водится, — писал
Паллас, — то рыбка, которую русские
коломенкою называют; она не очень давно
здесь проявилась, хотя нет ни малого сом-
нения, что она была и прежде, но только
не примечали.
Она есть собою столь тверда, как
кусок сала, и справедливо так жирна, что
если жарить, так одне только спиновые
позвонки останутся, а прочее все расплы-
вается. В сети она никогда не попадает, и
живой еще никогда не видывали. Здесь
не без вероятности заключают, что она
держится в глубочайших только Байка-
ла хлябях, каковые посередке и на север-
ной каменной стороне изведаны... Какие
б причины в море были, кои б на повер-
хность сию рыбу выгоняли, того сказать
никто не может.
Обыкновенно выкидывает ее силь-
ною погодою с нагорной стороны, летом
наиболее к Посольскому монастырю и к
Усть-Селенге. Нередко приходится видать
ее после великих штормов, где она плава-
ет на поверхности великими стадами, и в
некоторые годы было ее столько выбро-
шено, что оне валом на берегу лежали,
тогда-то приморские жители изрядный
имели себе выигрыш из них жир вытап-
ливать и продавать китайцам...»
Однако не это описание удивило мир.
Удивили результаты последующих экспе-
диций. Во время одной из них Бенедикт
Дыбовский обнаружил, что голомянки —
живородящие.
Открытие буквально взбудоражило
научный мир. Многие ученые отнеслись
к сообщению польского естествоиспы-
тателя с недоверием — ведь было обще-
признано, что «родят» только рыбы тро-
пических вод, в умеренных широтах и
на севере рыбы мечут икру. Как же попа-
ла в холодные воды Байкала эта стран-
ная рыбка?

 

МАЛЕНЬКАЯ, ДА УДАЛЕНЬКАЯ

Но обо всем по порядку.
Во-первых, оказалось, что в Байкале
живет не один, а два вида голомянок —
голомянка большая и голомянка малая.
В 1926 г. Г. Ю. Верещагин доказал, что
все байкальские голомянки и бычки про-
изошли от морских собратьев, предки
которых до сих пор обитают в лиманах
дальневосточных морей.
Правда, были и иные мнения. К при-
меру, Берг полагал, что семейство голо-
мянок, как и вообще почти весь байкаль-
ский живой мир, — местного, или, как
говорят ученые, автохтонного происхож-
дения.
В этом споре точку поставили сов-
сем недавно. Выяснилось, что голомян-
ки и бычки произошли от одного или
нескольких местных предков, а сформи-
ровались в байкальских водах не более
двух миллионов лет назад. А это значит,
что голомянки не приплыли из каких-то
далеких морей, а образовались в самом
озере, и, приспосабливаясь к его громад-
ному пространству, к поистине морско-
му образу жизни, перестали отклады-
вать икру на камнях, а метали в воду уже

«готовеньких» крохотных рыбок-личи-
нок. Сама самка теперь выступала в роли
некоей биологической основы — вроде
авианосца, с которого стартуют самоле-
ты...Однако «живое рождение» у голомя-
нок не такое, как .у млекопитающих и
некоторых акул, не настоящее, а ложное.
Хотя развивается эмбрион внутри, но по-
иному, и таких эмбрионов у голомянки
может быть до двух–трех тысяч.
Малая голомянка мечет личинки в
феврале–марте — подо льдом, в верх-
них слоях воды, а большая — в июле–
августе, хотя у нее эмбрионы могут быть
«готовы» круглый год. И вот они, пус-
каясь в свободное плавание, начинают
расти...

ОЧЕРЕДНЫЕ ЗАГАДКИ

Чем больше растет голомянка, тем
больше различаются малая и большая. В
год у большой глаза больше — в два раза,
и они выпуклые, а у малой над головой
так и не выступают. Зато у малой голо-
мянки сильней развиты все плавники.
И еще одно, более заметное отличие.
Взрослая малая голомянка остается про-
зрачной — через кожу видны позвоночник
и кровеносные сосуды. Большая же стано-
вится белесой, непрозрачной.
Тут, видно, дело в разном количес-
тве жира. У большой его больше в семь
раз, особенно жирны самки — до 44%
от веса тела. Поэтому они и лучше пла-
вают, и при штормах часто оказывают-
ся выброшенными на берег. Именно этих
рыбок раньше собирали в полосе при-
боя (и довольно много, как это описано у
Палласа) — вытапливали жир, использо-
вали в медицинских целях. Однако автор
этих строк, давно живя на берегу озера и
четверть века бывая в кругобайкальских
экспедициях, так ни разу и не увидел на
берегу ни одной выброшенной голомян-
ки. Может быть, раньше они были жир-
нее? Одна из очередных загадок этой
рыбки...
Еще не так давно никто не знал (да и
не мог знать), до каких глубин встречает-
ся удивительная голомянка, как питает-
ся, совершает ли горизонтальные путе-
шествия. Все это стало возможно наблю-
дать, лишь используя современную
технику и аппаратуру.
Что же узнали из этих наблюдений? А
вот что. В 1960–70 годах ихтиологи Лим-
нологического института, спуская с науч-
но-исследовательского судна «Г. Ю. Вере-
щагин» глубинные тралы, определили, что
голомянка вольготно живет и на макси-
мальной байкальской глубине (до 1620 м),
а также совершает вертикальные плава-
ния в течение суток.
Еще выяснилось, что большая голо-
мянка в основном держится несколь-
ко глубже, чем малая. Кормится же чаще
всего в глубинном пограничье — между
слоями воды с разной температурой. Уда-
лось определить и общую численность
голомянки — до 50 миллиардов экземп-
ляров, и биомассу — до 150 тысяч тонн!
А в конце 1980-х с глубоководных
обитаемых аппаратов акванавты наблю-
дали, как перемещаются голомянки в
толще воды и у дна. Оказалось, что голо-
мянка не прочь покормиться и в иле, а в
толще вод чаще всего стоит вертикаль-
но, как бы опираясь на воду большими
грудными плавниками. Это ей весьма и
весьма удобно — рот широко, как воро-
та (в полтора раза шире толщины тела),
открыт и можно вбирать то, что спус-
кается сверху. Такие вот особенности,
обнаруженные у таинственной рыбки в
последнее время.
Однако научились не только ее иссле-
довать, но и ловить...


ЛОВИСЬ РЫБКА...

Профессиональный рыбак (которо-
му, правда, замечательная голомянка без
надобности) сразу подумает о сетях или
удочках, крючках и мушках или каких-
то необычайно хитроумных снастях, под
стать особенной рыбке.
Голомянку можно ловить, так сказать,
почти голыми руками. Точнее, на про-
стую капроновую веревку. Почему она
вцепляется зубами в ее растрепанные,
размочаленные концы — никто не знает.
А открыл этот способ и получил на
него авторское свидетельство старший
научный сотрудник Лимнологическо-
го института А.М. Мамонтов. Вот как он
описывает свой способ отлова голомя-
нок и устройство «удочки»: «Конструк-
ция орудий лова заключается в следую-
щем: на шпагате, через каждые два метра,
закреплены ловящие устройства из кап-
роновых нитей. Один конец шпагата с
грузом опускался на дно, второй вмора-
живался в лед. Орудие лова устанавли-
валось на 10—14 суток... На отдельном
ловящем устройстве число голомя-
нок достигало 6—8 штук. Подавляющее
большинство голомянок, зацепивших-
ся за ловушки, оставалось живыми до
момента извлечения орудий лова».
Так добрались мы до рыбок, плаваю-
щих и «по дну»...

XXX

Велик и удивителен Байкал — уни-
кальная экологическая система, малень-
кий пресноводный океан, пучины кото-
рого, как это прекрасно видно по
замечательным голомянкам, рыбкам-
живородкам, до сих пор полны загадок и
открытий.

 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru