Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Дайджест arrow Время Странствий arrow Вот залив венецианский  
 
Вот залив венецианский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Семен УСТИНОВ

В Баргузинском и Байкало-Ленском заповедниках, в Чивыркуе я побывал много раз и всегда, как впервые: столько в краю этом благодатном своеобразного природного очарования! Замысловатая, бесконечная изрезанность берегов, теплое мелководье, обилие разнообразной рыбы, песчаные пляжи божественной чистоты, скалистые мысы-обрывы, лесистые склоны, молчаливые, не обитаемые человеком острова, белеющие снегами вершины близких гольцов Баргузина и Святого Носа.

 

ЧТО И ОТКУДА

Чивыркуй даже по сибирским меркам
большой залив, его площадь 270 квадрат-
ных километров. Семь островов, около
десятка величественных мысов, множес-
тво уютных бухточек украшают просто-
ры залива. Вода прогревается до 22°С,
здесь есть горячие минеральные источ-
ники. Сравнивают залив с Венецианским
в Адриатике.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Происхождение Чивыркуя видно
простым глазом – затопленная морем
низменность, это бывший пролив, отде-
ляющий остров. Байкал со стороны север-
ной части Баргузинского залива высоким
береговым валом соединил остров с мате-
риком, но оставил посередине перешейка
обширное мелководье озера Арангатуя.
Царство водоплавающих и околовод-
ных птиц! А с ними и птиц хищных. В
начале XX века здесь гнездилось несмет-
ное количество уток, гусей, были и лебе-
ди. Арангатуй – место рождения Чивыр-
куя, соединяется с ним протокой Исток,
по которой проходят на икрометание
огромные косяки рыбы. В пяти километ-
рах от Арангатуя горячий (70°С!) мине-
ральный источник Кулиный. В зали-
ве, не считая одиночных строений, два
поселка: Курбулик и Катунь – старинные
рыбацкие вотчины Чивыркуя.
На восточном побережье Чивыр-
куя замечателен мыс Каракосун, прямо
от берега он зарос кедровым стлаником,
который в иных местах бывает только в
высокогорье. На мысу медвежьи берло-
ги, когда-то в одной из них улеглись на
зиму сразу пять зверей – целый медве-
жий околоток!
Чивыркуйские берега украшают и
другие мысы: Онгоконский, Фертик, Кру-
той, Крохалиный. Первый из них замеча-
телен очертанием: это огромный кабан,
склонившийся к воде, что-то подозри-
тельное услышавший позади себя. И
полуобернувшись, настороженно замер.
На мысе едва ли не лучший песчаный
пляжик, самый уютный во всем Чивыр-
куе. Археологи предполагают найти на
Онгоконе петроглифы, да никто дотошно
их пока не искал. Другие мысы изящно
очерчивают свои прелестные бухточки, в
которых либо славные песчаные пляжи-
ки, либо строгие каменные обрывы, либо
темная прибрежная тайга без каких-либо
следов пребывания человека. Тут как раз
и увидишь следы медведя.


БУХТА ЗМЕИНАЯ

К северу от Каракосуна в залив впа-
дает река Большой Чивыркуй, она уди-
вительна тем, что на икрометание в нее
входят в разное время года совсем раз-
ные виды рыбы: омуль, ленок, хариус,
налим и ...щука!
С верховий реки начинается гольцо-
вый пояс Баргузинского хребта. Одна
только бухта Змеиная (местное населе-
ние называет ее Змеевая) чего стоит. На
самом берегу залива двумя ручьями в
него стекает теплая минерализованная
вода. Но это не все, эка невидаль – теп-
лые источники на Байкале! Но на малом
пространстве Змеевой, только здесь на
подогретой материнским теплом земле
живут ужи, которые любят полежать в
теплой воде.
Последнее время, правда, количест-
во этих змеек резко сократилось, мно-
гие посетители их уже и не видят. Слиш-
ком часто люди беспокоят ужей, ванну
вот оборудовали. Но приезжие не знают:
подальше основного ключика, где дейс-
твует ванна, есть старая, заброшенная.
Это просто яма в полуразвалившемся
срубе, травою заросшая. Людей здесь не
бывает, зато ужики чувствуют себя воль-
готно.

ПРОПИСАНЫ НА СВЯТОМ НОСУ

Пройдя по длинному песчаному бере-
гу южной окраины Змеевой, если особо
повезет, можно увидеть следы медведя.

Еще совсем недавно на Святом Носе мед-
ведь был обычен, а еще раньше и много-
числен.
Святой Нос, как и его восточный
склон – побережье Чивыркуя, – полон
очарования. На второй день пути от
бухты Змеевой можно выйти в гольцо-
вый пояс. Как-то на гольце нас заста-
ла жуткая гроза, мы спустились в лес-
ной пояс и ночевали под невысоким
деревом. Гроза тоже спустилась к Бай-
калу, и молнии сверкали, гром грохотал
далеко внизу – у нас под ногами. Вско-
ре стало светать и закуковала кукуш-
ка. Мы вышли на осевую линию гольца
и увидели несколько раз туда-сюда про-
летевших через перевал каких-то птиц.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Когда же одна из них пролетела вблизи,
я с изумлением узнал вальдшнепа! Эвон
куда завело время любви этого обитате-
ля тихих равнинных лесов. На гольцовой
вершине мокрое пятно от недавно рас-
таявшего снега. Здесь расцвели жарки на
невиданно коротеньких ножках – сурово
в гольцах. И повсюду следы медведей.
В лесные просторы Святого Носа
еще в середине ХХ века из Баргузинс-
кой долины через перешеек Арангатуй
существовал массовый сезонный переход
козули. Звери приходили на полуостров
на лето. И так было не один век. Теперь
эта знаменитая в прошлом миграция
затухла, стало на пути слишком много
людей, слишком мало стало и козули в
Баргузинской долине... 

 

ШИМАЙ, ОН ЖЕ БАКЛАНИЙ И ДРУГИЕ

Однако спустимся с гольцов обратно
к Чивыркую. И вспомним еще об одном
его замечательном явлении – островах.
Их семь, самый большой Шимай (его еще
называют Бакланьим), самый малень-
кий Камешек, или Безымянный. Как это
иногда случается, самое малое неожидан-
но оказывается самым важным, самым
известным. Камешек – это скалистый
утес, поднявшийся из вод залива на
двадцать метров, а площадь его верши-
ны – плато в две десятых гектара. Пре-
красные условия для чаячьего базара, и
он тут существует. Но Камешек извес-
тен другим, печальным обстоятельс-
твом: здесь был приют десятка послед-
них на Байкале бакланов. Птица, неког-
да обитавшая скалистые берега даже на
юге моря, очень быстро оказалась толь-
ко в Малом море и Чивыркуйском зали-
ве. А затем бакланы остались только на
Камешке, вместо тысяч гектаров бай-
кальского простора две десятых доли
гектара...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В июне 1957 года наш маленький
исследовательский отряд из Баргузин-
ского заповедника высадился на Каме-
шек. Приткнули мы лодку к темно-
му сырому утесу с северной стороны
Камешка и осторожно полезли наверх,
опасно тут: круто и скользко. На плос-
кой вершине и карнизах было обна-
ружено девять гнезд, но яйца оказа-
лись только в четырех. Гнездо бакла-
на – столбик из веток разных деревьев,
высотою в шестьдесят сантиметров
и в обхвате два метра. Внушительное
сооружение.Через десять лет орнитологи нашли
здесь только одно гнездо, а в 1969 году
ни одного баклана в Чивыркуе уже не
видели... А ведь еще в 1953 году я видел
в Малом море большие стаи бакланов:
был вечер, ушедшее солнце обдало синью
тихую ровность поверхности воды, и
низко над нею скользили ровным стро-
ем в затылок темные силуэты больших
птиц.
Почему исчезли бакланы? 0твет прост,
как полено: люди стали «подчистую»
собирать яйца. Как раз в эти годы поя-
вилось на Байкале множество моторных
лодок и острова оказались легко доступ-
ными. Вот ярчайший пример отрицатель-
ного воздействия на живую природу чело-
века, технически оснащенного, но приро-
доохранно необразованного.
Шимай во много раз больше Камеш-
ка, на нем лес, кустарники, буйные
травы. Там гнездится больше десятка
видов птиц. В упомянутый выше год мы,
обследуя остров, заметили даже тетерку,
сидящую на гнезде!
Около острова на блесну и сейчас
можно поймать окуня за два кило. Или
щуку по шесть–семь.
Чивыркуйский залив – обширное
нерестилище сига... Рыба заходит сюда
из моря осенью, но молодь, не участву-
ющая в размножении, толкается в зали-
ве все лето. Тут ее, под шумок, как омуля,
ловит неистребимый браконьер, а то и
сам истовый рыболов – трудно уследить,
большие просторы...

 

СПАСИТЕЛЬНЫЙ ПРИЮТ

Чивыркуйский залив создан Все-
вышним для жизни очень многих
видов животных, залив умудряется
послужить даже нерпе, которая летом
в нем почти не встречается, зато осе-
нью... А дело вот в чем. В начале ледос-
тава на Байкале обычно бушуют ветры,
гоняют и крошат на гребнях плас-
ты льда. Где спасаться от этого ада
нерпе? На помощь приходит Чивыр-
куй: в заливе уже установился ледяной
покров, и тысячи нерп выбираются на
кромку его. Нерпа ждет, когда подуют
южные ветры, которые взломают боль-
шие поля льда и вынесут его в боль-
шое море. После этого нерпы рассеи-
ваются по всему Байкалу и начинают
свою зимовку.
Таков Чивыркуйский залив, тако-
вы его богатства и красоты. С 1986 года
залив входит в состав Забайкальского
национального парка. Посетителей там
стало гораздо больше, но гораздо больше
стало и культуры в отношениях челове-
ка и природы.
В парке на Арангатуе уже восста-
новлены гнездовья орлана белохвосто-
го, скопы, многих других птиц. Ждем
возвращения гусей и лебедей. Только
вот баклана... Было бы прекрасно, если
бы он вернулся! И как когда-то в ран-
нем рассвете темной мерцающей тенью
большие строгие птицы низко над
водою пролетели бы мимо тебя, ждуще-
го где-нибудь в Онгоконской губе Вене-
цианского залива тяжелой поклевки
окуня кило на два.

 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru