Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Дайджест arrow Время Странствий arrow Таинственные эти острова...  
 
Таинственные эти острова...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рассказ об Ушканьих островах начинает ученый Семен Климович УСТИНОВ, едва ли не лучший знаток Байкала, обошедший все его берега.

ЧТО БЫЛО ВНАЧАЛЕ: ЗАЯЦ ИЛИ НЕРПА?

Вначале, как сказано в Библии, было
слово. Тут тоже вначале было слово.
Однако большинство байкальских назва-
ний неоднозначно…
На карте Семена Ремезова, при-
ложенной к его «Сибирской летопи-
си» (это ХVII век), острова помечены
как Заячьи. А в Сибири зайцев зовут
ушканами. Зайцами (только морскими)
называли поморы и беломорскую нерпу
(кстати, очень схожую с байкальской),
которую как раз, «живучи на Мезе-
ни», и видел знаменитый протопоп. А
в Прибайкалье пришлых людей с русс-
кого Севера, в том числе поморов, было
немало...
Таковы версии. Как они соотносят-
ся с действительностью? А очень хоро-
шо соотносятся. На Большом Ушкань-
ем, который мы проходили, постоянно
живет несколько десятков зайцев. А по
берегам островов, на прибрежных кам-
нях, греются нерпы – тут их многочис-
ленные лежбища…


ОТКУДА ТЫ, СКАЛИСТОЕ ДИТЯ?

Как сообщают знатоки Байкала, на
происхождение Ушканьих существуют
две главные и едва ли не противополож-
ные точки зрения. Правда, есть еще тре-
тья, которая как бы соединяет, примиря-
ет первые две…
Итак…
Глеб Верещагин полагал, что Ушканьи
острова (как и остров Ольхон) – остатки
Академического хребта, который пересе-
кает Священное море в срединной части
и который некогда ушел под воду, над
ней остались лишь его вершины – Ушка-
ньи и тот же Ольхон. А поскольку хребет
неуклонно разрушается, то та же участь
может постигнуть и Ушканьи – разру-
шатся и исчезнут…
Не все верят в эту печальную перс-
пективу, утверждая, что никакого Акаде-
мического хребта и в помине не было. А
Ушканьи поднялись, так сказать, сами,
потому как вздулось байкальское дно.
И потому никогда не исчезнут. Наобо-
рот – когда-то поднимутся еще больше и
соединятся в один четырехглавый ост-
ров…
Ох, эти Ушканьи! Маленькие да уда-
ленькие…
Столь решительное заявление вдох-
новило байкаловедов на дальнейшие
поиски. В результате которых появилась
следующая, как бы серединная, прими-
ряющая точка зрения. Да, Ушканьи дейс-
твительно поднялись со дна Байкала. Но
не сами по себе, а вместе с Ольхоном и
Академическим хребтом. Который все-
таки существует…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МУРАВЬИНЫЕ МЕГАПОЛИСЫ

С зайцами – ясно, никаких споров.
Кроме них, как утверждают знатоки, пос-
тоянно здесь живут (на Большом Ушка-
ньем) лисицы и мышки-полевки. Редко,
как опять же говорят знатоки, по зиме,
бывает, по льду, «забредают» на острова
соболь, выдра, медведь, а то и рысь. На
Большом Ушканьем, в его лесах, сосно-
вых и лиственных, в степях немало птиц
– орлан-белохвост, дятлы (большой,
малый пестрый и трехпалый), клест-ело-
вик, полевой воробей и прочая крылатая
прелесть.
Но самая великая достопримечатель-
ность Ушканьих, как это ни странно зву-
чит, – муравейники. Муравейники здесь
можно встретить на ровных террасах и
на крутых обрывах, в нескольких метрах
от берега Байкала и на самой вершине
острова. Но большинство муравейников
располагается на открытых местах, дру-
гие как бы опираются о стволы деревьев,
из третьих, как иглы из ежа, торчат моло-
дые побеги кустарника…

На западном берегу острова мура-
вейники часто расположены невдале-
ке от уреза воды, у бровки первой терра-
сы. Муравьиные кучи сложены здесь из
небольших веточек лиственницы, побу-
ревших хвойных игл, женских шише-
чек ольхи, стебельков трав, кусочков дре-
весной коры – словом, из того же строи-
тельного материала, что и муравейники
в глубине острова. Легко было предполо-
жить, что сильные ветры намели на него
с берегового пляжа этот мелкоперерабо-
танный материал. Оказалось, однако, что
весь муравейник построен из мрамор-
ных камешков самых разных оттенков,
а уж мрамора-то – и голубого, и зелено-
го, и уникального розового – на Ушкань-
ем не занимать.. Таких муравейников на
берегу Байкала очень много. В большинс-
тве муравьиных куч среди строительно-
го материала не последнее место занима-
ли комочки застывшей лиственничной
смолы величиной с ноготь мизинца.
И все-таки почему на Ушканьих такие
мегаполисы?
Тут версии тоже разные. Как говорят
одни, все дело в том, что на Ушканьих,
слава Богу, редки низовые пожары, кото-
рые уничтожают муравьев. Однако Гусев,
признанный знаток (биолог, не раз путе-
шествовал по Байкалу, работал в Баргу-
зинском заповеднике), считает, что пожа-
ры тут ни при чем. От них муравьи спа-
саются в своих домах, в муравейниках,
которые пожар не очень может повре-
дить. А более повредить может всякое
зверье и птицы. Но на Ушканьих таких
вредоносных нет, и в этом все дело.
Много необыкновенного на Ушкань-
их. И не случайно еще в 1914 году ака-
демик В. Сукачев предлагал объявить
Ушканьи заповедными.
Чтобы не тревожили острова даже
пароходные гудки…

Нет впечатления силь-
нее самого первого – оно
навсегда. О самом первом
своем посещении Ушканьих
– Людмила ЕРОШЕНКО.

НАПРАВО ПОЙДЕШЬ, НАЛЕВО ПОЙДЕШЬ...

Интересно пройти весь Большой
Ушканий по его берегу. Тропа, которую с
полным основанием можно назвать эко-
логической, начинается от едва ли не
самой известной и самой первой на Бай-
кале метеостанции, там же кордон Забай-
кальского национального парка. Причем
идти можно и направо, и налево. Значе-
ние имел свет для фотосъемок – если
идти до обеда, то лучше направо – сол-
нце, в это время двигаясь от Святого
Носа, хорошо освещает остров. Да и все
путешествие – с точки зрения возмож-
ностей и интересов фотосъемки. А они
на этих 12 километрах – уникальны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОПАЛЕННЫЕ СОЛНЦЕМ

С чем сравнить вылизанные ветрами
и байкальской волной беломраморные
скалы, огромные, затейливых форм валу-
ны? Режущие глаза вкрапления слюды,
словно тысячи зеркалец, отражаются
солнечными зайцами на бирюзовых вол-
нах, друг на друге, на наших лицах.
По берегу возможно идти, толь-
ко прыгая по этим камням – скалы сов-
сем близко подходят к воде, не остав-
ляя места пляжам. Впрочем, постепенно
камни мельчают, переходя в галечник, и
где-то на третьем километре совершен-
но замечательный, небольшой уютный
пляжик-бухточка. Закрытый от ветра и
такой же беломраморный, как и вся эта
часть острова.
Но идем дальше. Меняется цвет бере-
говых скал на теперь уже базальтовые,
известняковые, гранитные.

Те, кто видел Большой Ушканий со
стороны моря, знает, что по форме остров
напоминает гигантского дельфина, лежа-
щего на воде. Вершина острова – голова –
не высока, всего-то 216 метров над уров-
нем озера, но очень крута. Мы поднима-
лись на нее, ее крутизна градусов под 60.
И почва рыхлая, зыбкая, ползучая.
Идем по подножью высотки на гребне
скал, обрывающихся в море. И эта часть
тропы довольно неприятна: неровная, по
самому краю обрыва.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕЩЕРКА И СЛОН

Тропа пошла вниз, к берегу. Разнотра-
вье-разноцветье таежно-степное: кипрей,
гвоздика (в детстве мы ее «часиками»
называли), ковыль, кровохлебка, ромаш-
ка, колокольчики, пижма… и все на голу-
бо-сине-бирюзовом фоне неба и волн…
Здесь же странная такая пещера.
Довольно просторная, со следами копо-
ти, но очень давнишней. Предположили:
а не есть ли это жилище первобытного
человека? А нет ли здесь каких наскаль-
ных рисунков? Рисунков не нашли, но
предположение осталось. Отсюда, кста-
ти, открывается вид на три других Ушка-
ньих: Малый, Круглый и Тонкий. На Тон-
ком – самое большое лежбище нерпы на
Байкале, хотя понемногу она встречает-
ся и на других. Рядом с пещеркой – све-
жерасколотая скала, рядом гранитные
глыбы – похоже, результат недавнего зем-
летрясения. Для человека любознатель-
ного места эти удивительно интересны.
Довольно быстро дошли до бухты,
которая называется Пещерка. Пеще-
рок, а скорее, гротов здесь несколько, но
самое интересное и известное в бухте –
скала Хобот, или ее еще называют Сло-
ник. Она, в самом деле, точная камен-
ная копия слона: вот хобот, вот уши, вот
ноги – все четыре. Под животом еще и
гроты. Вот тебе и диковинный зверь на
острове! Мы были здесь и зимой. Когда
слон стоял в сугробе – забавно... Бухта
эта известна всем байкальским морехо-
дам: здесь спасаются от ветров да штор-
мов корабли; Большой Ушканий закрыва-
ет бухту от култука и сармы, даже от бар-
гузина. Словом, хорошая бухта. Скорее,
остров такой, особенный, на своем месте
остров.
Ладно, идем дальше по берегу, благо,
он широк. Находим большущие глыбы
зеленого мрамора с пробуренными шпу-
рами. Ясно, в шпуры эти забивали дере-
вянные пробки, размачивали, дерево раз-
бухало и разрывало мрамор на более
мелкие куски. Кто, когда, куда увозил
– кто его знает, очень давнишние эти
глыбы, уже и волны огладили. Закан-
чивается бухта Пещерка самой север-
ной точкой Большого Ушканьего – и это
середина пути.

 

КИСТЬЮ БИЛИБИНА ПИСАНЫЙ

От этого «середины пути» начинает-
ся самая трудная его часть. Тропу надо
выбирать самим по таежному бурело-
му, поднявшись над берегом. Зато по
пути ягодные места – видимо-невидимо
шукши (ягода для меня ранее не извест-
ная: черная, некрупная, но очень сладкая,
сочная; съешь горсть и жажды как не
бывало). Да и бурелом сам по себе живо-
писнейший, как в билибинских иллюст-
рациях русских сказок.
Тропа вновь обнаруживается в трех
километрах от маяков – старого и ново-
го – они рядом. Идти стало легче, идти
стало веселей, хотя и на всем протяже-
нии грустить не о чем. Разве что о выбро-
шенных на прибрежные камни останках
нерп. Жизнь идет своим чередом: кто-
то рождается, кто-то умирает. Стран-
но, почему их не растаскивают вороны-
падальщики. Зимой мы наблюдали, как
они насмерть заклевывали нерпят-бель-
ков – особое для этих нахалок лакомс-
тво. Что уж говорить о стаях чаек, кружа-
щих над островом. Тоже, можно сказать,

санитары Байкала. Только и выжида-
ют, кто зазевается или нарочно сбросит
съестное за борт – десятками бросаются
с криками да дракой. Красивая, конечно,
птица да и полезная. Вот только следов
за собой много оставляет, все небольшие
байкальские острова выбелила.


ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Но вот подошли к маякам. Точнее, к
историческому старому маяку. А история
его связана с развитием метеослужбы в
Прибайкалье.
Первым гидрометеорологическим
наблюдениям в Иркутской губернии
положила начало Великая северная экс-
педиция. В 1885 году была организова-
на Иркутская магнито-метеорологичес-
кая обсерватория, в ведение которой
был передан огромный район: Иркутс-
кая и Енисейская губернии, Забайкаль-
ская и Якутская области. Если учесть
полное отсутствие железных дорог, то
можно представить, в каких условиях
приходилось работать. Первым директо-
ром обсерватории был назначен ученый-
физик Э. В. Штеллинг.
Считалось, что в Сибири, особен-
но, в северо-восточной ее части, метео-
станции не имеют практического значе-
ния, поэтому на их содержание отпус-
кались ничтожные средства (впрочем,
это имеет место и сегодня). В 1891 году
началось строительство сибирской
железной дороги, что вызвало необхо-
димость изучения метеоусловий этих
районов. Однако серьезные исследова-
ния были предприняты уже после нача-
ла строительства, что привело к очень
крупным убыткам: на Кругобайкальском
участке произошел размыв путей дож-
дями, так как у строителей не было точ-
ных данных об интенсивности ливней
в районе строительства. Были и дру-
гие непредвиденные осложнения. Тогда
были установлены станции метеонаблю-
дения в 1900 году в Мондах, на высоте
1303 м, в 1896 году – в Мишихе и 1902
году – на Большом Ушканьем острове.
К 1908 году в Иркутской губернии было
устроено уже 26 метеостанций. На мно-
гих станциях работали самопишущие
приборы: термографы, барографы. На
Большом Ушканьем велись записи тем-
пературы на двух высотах: 20 и 216 мет-
ров над уровнем Байкала. Это были
одни из первых градиентных наблюде-
ний.
В 1902 году Ф. К. Дриженко, руково-
дитель гидрографической экспедиции,
пришел к мысли о необходимости пост-
роить на берегах озера маяки для боль-
шей безопасности плавания по нему.
До окончания строительства Кругобай-
калки поезда перевозились через Бай-
кал от Листвянки до Мысовой на пароме,
а зимой рельсы укладывались на льду.
Первый маяк был построен в Голоустном
при тамошней метеостанции. Второй
маяк появился в бухте Песчаной. Маяки
строили и передавали в обслуживание
метеостанциям. Первый деревянный
маяк на Большом Ушканьем был постав-
лен в 1905 году, несколько раз заменял-
ся, сейчас он металлический с солнечны-
ми батареями.
Экскурсия по метеостанции сама
по себе уникальна. Приборы метео-
наблюдений установлены на запад-
ном мысу острова. На станции ведутся
наблюдения за скоростью и направле-

нием ветра, относительной влажнос-
тью, количеством осадков, темпера-
турой, давлением и облачностью (это
на глаз). И так каждые три часа в тече-
ние суток. Дважды в сутки в 8-00 и 20-
00 результаты показаний приборов по
радио передаются в Иркутск в Гидро-
метеослужбу.
Для справки: летом – преобладающие
ветра в районе Ушканьих – северо-запад-
ный и южный (култук), осенью и зимой –
северо-западный.
К столетию станции был подарен
цифровой барометр, возраст же осталь-
ных приборов, прямо скажем, пенсион-
ный, рождения 1959, 60, 65 годов. Сложно
по таким приборам предсказать точный
прогноз погоды по Байкалу.
Бывают зимы с таким ледоставом,
что метеостанцию едва не погребает под
торосами. И тогда уж приходится упо-
вать на духов острова, от них ждать
милости. Потому как с Байкалом никто
не может меряться силами.
Между маяком и метеостанцией –
уютная тихая бухточка, здесь почти всег-
да спокойно, даже в самые лютые штор-
ма. Мелкая вода довольно быстро про-
гревается, можно купаться уже в июне
(конечно, смельчакам).
Ну вот мы на самой метеостанции,
откуда и началось наше путешествие.
Она поставлена на западном мысу остро-
ва. Отсюда открывается панорама бело-
мраморных вершин Прибайкальского
хребта, за который ежевечерне прячется
закатное солнце.
А закаты здесь потрясающе красивы,
особенно зимние...

 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru