Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Байкало Монгольская Азия arrow Дархатская котловина: затерянный или потерянный рай экотуризма…?  
 

Дархатская котловина: затерянный или потерянный рай экотуризма…?

 

 

      Летом 2002 года  первая экспедиция компании Green Express в Монголию прошла более половины оз. Хубсугул, познакомившись с опытом и практикой развития экотуризма в этом районе страны. В экспедиции приняли участие: топ менеджмент компании, журналисты передачи "Мотор" и газеты "Туринфо", опытный рыбак и водитель Анатолий Данько. Тогда наши впечатления от "монгольского" похода были положительными, а сам поход оказался очень познавательным.

     В феврале 2003 года состоялась вторая экспедиция  в Монголию, в район Дархатской котловины. Февраль для нашего экспедиционного путешествия был выбран неслучайно. Зимний период позволяет в короткий срок добраться с восточного берега до западного и далее, в район Дархатской котловины. Мы решили воспользоваться льдом и зимниками для того, чтобы осмотреть северо-западное побережье озера, а также достигнуть долины Дархатов, иногда называемой экотуристским раем.

     Команда из 3-х иркутян – двух сотрудников нашей компании, уже не безызвестного аса 4-WD Анатолия Филипповича, несмотря на прогнозы жестоких морозов, вышла на "Ниве" из Иркутска в 6:30 утра 7-го января.

    Без проблем пройдя границу на участке российско-монгольской границы КПП Ханхы-Монд, в пос. Турт (Ханх) мы были встречены нашими монгольскими друзьями во главе с Доржготовом (в свое время баллотировался на пост губернатора Хубсугульского аймака) и его братом на "УАЗике". После краткого пития солоноватого чая и брызганья местным духам-эжинам, мы двинулись по льду замерзшего Хубсугула, часто кружа в поисках прохода через торосы и иногда "перепрыгивая" через становые трещины. Выйдя со льда на западный берег, уже в темноте преодолели перевал Жиглиг и достигли его ущелья, рассекающего пополам хребет Баян-Зурхийн-нуру. Поднявшись по ущелью на "Ниве" и "УАЗике" до перевала по достаточно сложному зимнику (пару раз вытягивали УАЗик), мы спустились в долину промерзшей реки Арсайн-гол. До поселка Ринчин-Лхумбэ, административного центра одноименного сомона (района) мы добрались уже заполночь. 
    В течение 2-х последующих дней мы знакомились с Дархатской котловиной: побывали на озере Цагаан-Нур и других озерах, встретили караван верблюдов - "кораблей снежной степи", посетили стойбище кочевников-оленеводов цаатанов (тувинских сойотов), где в чуме у Священной Кладезь-горы пили Дархатский белый чай с "худжиром" и слушали песню настоящей шаманки.

   Во время встреч с дархатами (дархаты – одна из народностей, населяющих Монголию) мы узнали много нового и интересного, что могло остаться для нас неизвестным посети мы эти места в летнее время...

   Вновь мы оценили монгольское гостеприимство, когда в каждой юрте или чуме вам неизменно предложат почетное место и самое вкусное угощение, встретят и проводят как старых друзей. К тому же, эта наша поездка совпала с празднованием Цаган сара ("Белый месяц" - монгольский национальный праздник, который совпадает с восточным Новым годом) и заслуживает отдельного рассказа.

   Но в этом материале я хочу остановиться на другом, гораздо менее радостном впечатлении от нашей поездки, которая, к сожалению, открыла для нас наступающую здесь проблему оскудения природных ресурсов. Решение этой проблемы важно для нас, как для компании, планирующей в ближайшей перспективе связать свой бизнес с этой уникальной природной территорией. Нам необходимо на общественном уровне - через власть, соответствующие ассоциации – привлечь серьезное внимание к негативным процессам, происходящих рядом с нами – в Байкало-Монгольской Азии. Иначе, даже с точки зрения субъекта туриндустрии, чего будут стоить наши старания и определенные инвестиции в создание нового турпродукта, когда он только развившись, через лет 10 станет бесперспективным.

   Итак, о сути проблемы...

   Археологические находки в Монголии свидетельствуют о том, что монголы издревле ловили рыбу. Более поздняя история Монгольской нации рассказывает об искусственных прудах, в которых для ханов разводили рыбу. Законы, издаваемые ханами, предусматривали жестокое наказание за кражу сетей, и даже Великий Чингиз, в юности будучи простым Тимучином, скрываясь от преследований племени меркитов, искусно добывал рыбу в долине рек Онон и Керулен. Но никогда сами монголы не ловили рыбы больше, чем в настоящее время. По крайней мере, в Дархатской котловине.

   Когда о Дархатской котловине говорят, что это рай для экотуризма, то в том числе имеют ввиду и удивительные возможности для “fly-fishing” – рыбалки нахлыстом. Именно здесь, как ни в одном другом уголке Монголии, имеется практически гарантированная возможность поймать главный трофей для рыбака – тайменя. И именно поэтому на слиянии рек Тенгиз и Шишигт появились кемпинги совместных предприятий – сначала монголо-американского (компания Boojum Expeditions), затем появились чехи (компания "Ингол").
Летом сюда приезжают сотни рыбаков - фанатов “fly-fishing”, оплачивая за возможность поймать тайменя большие суммы в конвертируемой валюте. Грамотно организованная рыбалка не приносила существенного урона рыбьим запасам, тем более, что рыбаки обычно, поймав тайменя, фотографируются с ним, а затем отпускают (принцип “catch-and-release” – "поймал - отпусти").

   Но сегодня таймень - этот уникальный ресурс экотуризма - на грани исчезновения. И не только таймень, но и уникальный Дархатский сиг-белорыбица, налим, белый хариус, да и другие виды рыб тоже.
Виной тому - недальновидная политика местных властей. Так, на один только Цаган-нурский сомон, на территории которого расположены озера Тарган-нуур, Дод-нур, Цаган-Нуур выдано более 600 разрешений на вылов рыбы местному населению. И оно, местное население, китайскими сетями со льда вылавливает рыбу в фантастических количествах. Был случай, когда полиция, остановив КАМАЗ, обнаружила в его кузове 250 тайменей!
Поздними зимними вечерами на берегах замерзших Дархатских озер виден свет фар грузовых машин, пригнанных, в основном, китайцами или их "приказчиками", скупающими уловы местного населения. Рыба, зажатая льдом в мелких озерах, не может спастись от километров китайских сетей, и уже никогда не вернется в реки на нерест.


   И никто не помнит про запреты Минприроды Монголии, например, на вылов тайменя длиной менее 70 см - все, что попало в сети, то и уйдет китайцам. От нормального спортивного рыбака Монголия получает до 300 USD, а китайцы покупают тайменя по доллару за килограмм, т.е. от них страна имеет за одного тайменя 5-10 долларов - в 50-60 раз меньше!

   По мнению тех, с кем нам довелось разговаривать во время поездки, зимой ежедневно на Дархатских озерах вылавливают не менее 2 тонн рыбы, а в месяц, получается, более 60 тонн. Умножаем на 4 месяца, когда здесь стоит лед, и получаем уже более 200 тонн! И это при том, что официальная статистика заявляет, что по всей Монголии в год вылавливается всего 600 тонн! Видимо, в Улан-Баторе не знают, что происходит здесь, в Дархатской котловине, иначе бы, хочется верить, уже бы начали бить тревогу.

   Основной популяцией рыбы в Дархатских озерах является белорыбица. Зная, что этот вид сига достигает половозрелости в 5-7 летнем возрасте и то, что не менее 60 % улова этой рыбы в Дархатской котловине приходится на особи в возрасте 3-5 лет, не трудно представить, что может произойти. Еще два-три года такого зимнего "рыболовства" и в Дархатских озерах, а значит и в таких реках как Тенгиз и Шишигд, несущих свои воды в Верхний Енисей, популяции рыбы упадут до катастрофического уровня.

   Доктор Айюрун Дулмаа, ведущий ученый-ихтиолог Монгольской Академии Наук как-то сказала, что "несколько лет бесконтрольного рыболовства могут привести к большему урону, чем десятилетия советского военного присутствия". Такое сравнение как нельзя точно передает суть и возможные последствия возникшей проблемы. Достаточно вспомнить, что в период с 1960 по 1990 гг. в Монголии находились советские войска численностью 100 тыс. человек и более чем 50 тыс. различных советников, представителей и экспертов, которые, используя сети и динамит, своевольно рыбачили во всех водах Монголии. Рыбные запасы после ухода Советов восполнились и уже долгое время - с начала 90-х годов- являются одним из базисов международного туризма Монголии.

   Но очевидно, что уже очень скоро может наступить момент, когда рыба здесь кончится и китайцы уже не погонят грузовики на Дархатские озера, чтобы заплатить местным свои гроши. Наступит момент, когда убьют последнего медведя, чтобы продать китайцам его желчь и лапы (за 4 медвежьих лапы китайцы готовы платить более 200 долларов – сумма фантастическая для местного населения). Из здешних лесов уже исчезла белка, почти не встречается соболь и то, что когда-то, во времена монгольского социализма, каждый местный охотник планово добывал не менее 20 соболей за сезон, сейчас представляется неправдоподобным, сказочным.

   Хищническое отношение к биоресурсам усугубляется тем, что в Дархатской котловине все более остро вырисовывается проблема крайне неэффективного использования местным населением лесных ресурсов. Для своих повседневных нужд, а именно – для отопления своих жилищ, приготовления пищи монголы используют только железные печки типа буржуек, отопительный КПД которых очень низок. На небольшую юрту за зиму уходит в среднем 5 грузовых машин дров! И вроде бы проблем особых не должно быть (в Дархатской котловине предостаточно сухостоя и валежника). Но такой лес обычно находится далеко от худонов (селений), его доставка требует затрат на бензин, на автотранспорт. Проще всего валить все подряд в ближайшем от худона лесу, в т.ч. и строевой лес. Вот, и видишь, проезжая недалеко от поселений в предгорьях гор великое множество пней, оставшихся от еще не старых лиственниц.

   Ответственность за все это нельзя снимать как с центральной, так и местных властей, которые допустив сюда китайцев, не обеспечили должного контроля за их "коммерческой деятельностью".

   Очевидно, что власти не способны организовать в Дархатской котловине охрану природы, заготовку некондиционного леса на дрова и вообще эффективное использование природных ресурсов территории, уникальной по своим перспективам для экотуризма.

   Уникальная Дархатская котловина может перестать быть перспективным экотуристским, этнографическим и научно-познавательным регионом, притягивающим к себе туристов со всего мира, а ведь только экотуризм способен обеспечить развитие местной экономики на устойчивой основе. Только за счет экотуризма можно добиться здесь пусть медленного, но стабильного повышения благосостояния местного населения, сохраняя при этом ресурсы и для будущих поколений. При нынешних подходах этих ресурсов хватит еще максимум на 8-10 лет.

  Монголы, в ответ на наш материал, наверное, сами нам могут указать - у вас самих далеко не все в порядке, мол, свой Байкал защитить-то толком не можете...
Но суть данного доклада - не попытка покритиковать, а продиктована искренним желанием помочь сохранению природы Дархатской котловины, которая, оставаясь базисом развития экономики местных сообществ, должна быть устойчивым, естественным ресурсом, обеспечивающим сохранение самобытности народностей, населяющих эту территорию.
Дабы не откочевали цаатаны в поисках возможностей для ведения традиционного жизненного уклада туда, где исконный их быт и культура не смогут выдержать более суровых природных условий. Дабы не оскудела монгольская ихтиофауна, а в тайге не исчезло биоразнообразие, а вместе с ним - и самобытные Дархатские охотники, раньше никогда не бравшие у тайги лишнего.

  Так как если все это произойдет, то цепной реакцией, за счет причинно-следственных связей, станут другие негативные последствия в экологии и духовной жизни этого уникального края.

Никифоров А.П.,
директор департамента маркетинга
Green Express Travel Group Inc,
член Регионального Совета РСТ

 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru