Турфирмы, оформление виз, туры, посольства, билеты

О Байкал ДискавериБайкало-Монгольская АзияДневник путешествийДайджестФотогалереяКонтакты
Деятельность компании
Путешествия Байкал Дискавери
Главная Главная
Туры и программы Туры и программы
Архив Архив
Оплата пластиковой картой Оплата пластиковой картой
Информация об услугах
Размещение Размещение
Особые услуги Особые услуги
Фотогалерея
Online консультанты
Головченко Александра
Сервисы
Rambler's Top100

Rambler's Top100

  Главная arrow Байкало Монгольская Азия arrow Байкало-Монгольская Азия – единое туристское пространство  
 

Байкало-Монгольская Азия – единое туристское пространство

 

 Иллюзия или осознанная необходимость?

   Байкало-Монгольская Азия– это понятие перекочевало из физической географии (где оно обозначало, в основном, бассейн Байкала) в лексикон местных туроператоров. Сегодня под этим словосочетанием часто подразумевается вся территория от Байкала до пустыни Гоби, поскольку она пронизана сетью туристских маршрутов также, как с незапамятных времен ее пронизывали маршруты сезонных кочевок монгольских племен, караванов с чаем, а позднее – советских и монгольских геологов, археологов, биологов, строителей. На этой территории схожи и взаимозависимы природные комплексы, здесь мигрируют, невзирая на границы, птицы и звери, отдельные виды растений. Здесь все пронизано историческими, культурными и этнографическими связями – например, имя Гэсэр-хан хорошо известно и в Бурятии, и в Монголии, и даже в Тибете.
    Географически удачное месторасположение Иркутска в центре Сибири на перекрестке путей в Северную и Юго-Восточную Азию рядом с природным объектом международного значения – Байкалом, его достаточно древняя по сибирским меркам история сформировали его репутацию как культурного, исследовательского и туристского центра Восточной Сибири. И не только Восточной Сибири - сегодня Иркутск входит в пятерку ведущих туристских центров России. И в значительной степени за счет Байкала, представляющемуся большинству населения России этаким заповедным уголком с нетронутой природой.
   На самом деле, похоже, мы теряем Байкал как объект экологического туризма. Экологический туризм развивается там, где еще сохранилась естественная природная среда. На Байкале же, несмотря на создание национальных парков и заповедников, идет массовая, нерегулируемая застройка побережья – здесь как грибы растут примитивные турбазы, начинают появляться достаточно комфортабельные (и, соответственно, дорогие) кемпинги, и все чаще – частные владения за высокими заборами. В итоге Байкал как объект туризма все больше и больше становится этаким курортом с сибирской спецификой, выражающейся острым недостатком квалифицированных кадров для индустрии туризма, весьма непродолжительным летним туристским сезоном, а значит – и низкой рентабельностью этих турбаз и кемпингов. Такими "курортами" стали побережье Малого моря, Посольский Сор, побережье в районе залива Провал (Энхалук, Сухая), Бухта Песчаная, такая же судьба ждет Чивыркуйский залив, север Байкала (остров Ярки, Хакусы, мыс Котельниковский).
     Впрочем, курорты тоже нужны, и против жизни, что называется, не попрешь… Тем более, что в последние годы, наконец-то, туризм на Байкале стал вовлекать в оборот и местные возможности – трудовые ресурсы, базу проживания - деревенские дома, и туризм уже реально становится (хотя бы летом) фактором формирования жизненного уровня местного населения. И все бы хорошо, но массовый нерегулируемый туризм вошел в конфликт с окружающей средой, временами соревнуясь с БЦБК по степени воздействия на нее. Это происходит оттого, что не работает Закон о Байкале, нет единого координационного центра по развитию индустрии туризма на Байкале, а местные туристские администрации сосредоточились (особенно в Иркутской области) на фискальных функциях. Нет единой туристской политики, нет и какого-то «байкальского кодекса», придерживаясь которого удалось бы сохранить природу Байкала. Иначе так и будут проезжать мимо Байкала, мимо наших турбаз и "курортов" иностранные туристы, которым уже сегодня у нас мало чего можно предложить в ответ на простой запрос - "естественная природная среда" и "натуральный жизненный уклад". А едут они туда, где всего этого в избытке – в Монголию.
    Сегодня очевидна необходимость не только сохранения, но и расширения нашего туристского пространства, рассредоточения и регулирования туристских потоков, одним словом - необходимо формирование единого туристского пространства Байкало-Монгольской Азии. За счет чего можно расширить наше туристское пространство? В первую очередь – за счет Монголии. В Байкальском регионе только новички в туризме или люди вообще далекие от него могут говорить, что мы и без Монголии самодостаточны, что у нас у самих туристских ресурсов – во сколько! На самом деле мы серьезно переоцениваем свои туристские ресурсы, если говорить о месте и роли Байкальского региона в системе координат мирового рынка туризма. То есть они, безусловно, есть, но до сих пор эти ресурсы не «раскручены», они ждут того часа, когда и у нас, в России, "созреет" интерес к экотуризму, к приключенческим путешествиям, и наши граждане готовы будут платить за такие путешествия, потому что на самом деле они дороже любых "пляжных" туров. А вот туристские ресурсы Монголии "раскручены"! Их раскрутила сама история страны - родины Чингисхана, многочисленные положительные публикации в зарубежной туристской прессе, где отмечается высокая сохранность естественной природной среды, где говорится о том, что монголы остаются такими же кочевниками, как и 800, как 1000 лет назад, что и живут они почти также, как при Чингисхане.
    А теперь давайте вспомним, что пишут за рубежом о Байкале... Единое туристское пространство Байкало-Монгольской Азии для туроператоров Байкальского региона означало бы возможность без проблем отвезти своих туристов после Байкала в Улан-Батор, или на Хубсугул, работая с ними на маршруте также, как бы работали на российской территории. А это значит, что тогда с одной группы туристов мы имели бы не 1.5-2 туродня, как сегодня, а те же 10-15, как имеют их сегодня монгольские турфирмы. Но единое туристское пространство предоставило бы и любой монгольской туристической компании привезти своих туристов после того, как они отдохнули, например, на Хубсугуле, в Иркутск и, дав им традиционную программу, отправить из Иркутска в Новосибирск, в Ниигату, в Москву, в Санкт-Петербург…
     К сожалению, монгольские турфирмы сейчас мало заинтересованы в сотрудничестве со своими коллегами из России, во всяком случае сегодня они не готовы делиться с нами своим клиентом, хотя с энтузиазмом принимают тех туристов, которых к ним отправляют, например, иркутские турфирмы. Объединение байкальского и монгольского туристского пространства – это, в первую очередь, создание обоюдной заинтересованности наших турфирм, например – через создание совместного турпродукта. Для этого надо обмениваться информацией о туристских ресурсах, надо совместно решать общие проблемы, реализовывать совместные проекты. Но есть и другие причины нежелания такого сотрудничества. К ним, например, можно отнести проблему получения российской визы в Улан-Баторе. Сегодня, так же как и при бывшем после Павлове, существует странная ситуация, когда не то что обычный монгол не может без проблем купить визу без посредников, но и граждане третьих стран. И не только китайцы (а они что – не люди?), но и граждане вполне «благонадежных»стран, таких как Германия, как США или Южная Корея. Примеры? Пожалуйста! Совсем недавно в одну из иркутских турфирм обратился японец, работающий в Улан-Баторе. Он хотел 3-4 дня провести на Байкале. Эта турфирма, как и полагается, выслала ему приглашение и подтверждение, указав, соответственно, свой референс-номер, присвоенный МИДом как подтверждение ее "легитимности". Японец идет в российское консульство, где, вместо того, чтобы поставить визу, его, без объяснения причин, отправляют в некую турфирму, известную своей близостью к консульству еще при Павлове (эта фирма основана российскими гражданами, хорошо известными в Иркутске...). Ну а уже в этой фирме японцу предложили заплатить не только за визу, но и за посредничество в ее получении (ровно в два раза дороже, чем сама виза стоит, по словам японца), а также воспользоваться их собственными услугами по обслуживанию в Иркутске. Эти услуги были также в два раза дороже, чем насчитала японцу первая, иркутская турфирма. В итоге японец отказался от своих замыслов поехать на Байкал. Чем объяснить такие действия консульского отдела Посольства России в Монголии в данной ситуации? Чем вызваны такая симпатия к конкретной турфирме? Только ли опасениями, что все спят и видят, как бы навсегда остаться в России?... И почему для того, чтобы в Иркутске получить монгольскую визу, достаточно предъявить консульским работникам только загранпаспорт и приглашение от любой организации в Монголии, высказавшей согласие нести за приглашенного русского минимальную ответственность? В итоге таких действий нашего посольства мы теряем потенциальных клиентов и из числа монголов, и из дипломатического корпуса Улан-Батора. А это сотни иностранцев, многие из которых, при личном общении, высказывали желание поехать на пару дней в Иркутск, на Байкал, но не хотели связываться с нашим консульством.
    Во всем мире сейчас групповой туризм интенсивно вытесняется индивидуальным. Люди все чаще путешествуют по всему свету самостоятельно. Таких большинство в Европе, их много в Китае, в Южной Америке, в Австралии. И им везде рады, потому что они приезжают с деньгами, они платят за гостиницы, за транспорт, за посещение музеев. Главное условие – наличие визы. Пока она не просрочена к таким туристам относятся также, как и к собственным гражданам, а чаще – даже лучше. Визу во многие страны можно купить прямо в аэропорту за смешные деньги. Например, в Турции... И только мы, похоже все цепляемся за остатки «железного занавеса», возводя искусственные препоны, и, вероятно, не всегда бескорыстно...
     Глобальный этический кодекс туризма в статье 8 гласит: Свобода туристских путешествий 1. В соответствии со статьей 13 Всеобщей декларации прав человека туристы и посетители обладают, с учетом международного права и национальных законодательств, свободой передвижения по территории своих стран, а также из одного государства в другое; они должны иметь возможность доступа в зоны транзита и пребывания, а также на туристские и культурные объекты, не подвергаясь чрезмерным формальностям или дискриминации; Еще нужны комментарии?! Ну и как решать эти проблемы? Очевидно, что для решения таких проблем нужно объединяться. Обединяться, писать письма, обращения - в МИД, в WTO. В Бурятии процесс интеграции турфирм идет давно – уже несколько лет там действует БРАТ –Байкальская региональная ассоциация туризма. В Иркутске общественное объединение "Сибирская туристская организация", объединившая специалистов –профессионалов в сфере туризма, существует всего два года. И Б.Р.А.Т, и С.Т.О. стремятся придать динамику процессу формирования единого туристского пространства Сибири и Монголии с перспективой его расширения, возможно, в т.ч. и за счет Китая и Вьетнама. Инструментами формирования этого единого туристского пространства стали разработка и реализация конкретных международных туристских проектов, таких как "Чайный путь", "Международный парк экотуризма" (трансграничный проект в районе озера Хубсугул). Реализация этих проектов возможна только при взаимодействии органов управления индустрией туризма и турфирм сибирских регионов, Монголии и Китая. Проект "Дорога тысячелетия", принятый недавно на государственном уровне в Монголии, возводит эти планы в степень реальности. Уже сегодня, со сдачей в эксплуатацию пассажирского автомобильного перехода "Кяхта-Алтан-Булак" и с завершением реконструкции автотрассы "Алтан-Булак – Улан-Батор" от Кяхты до Улан-Батора можно доехать за 4-5 часов. После завершения реконструкции автодороги Эрлянь (Китай) - Улан-Батор туристским перевозкам и транзитному грузопотоку из Китая и ЮВА в Сибирь будет дан "зеленый свет". Но остается одно препятствие – фактический запрет Китаем на свободное движение иностранных автомобилей по своей территории. Получить сегодня разрешение от китайских властей на то, чтобы въехать в эту страну на машине с российскими номерами практически невозможно. В то же время китайские автомашины – не редкость в Читинской области, в Бурятии. Какое-то неравноправие получается... Это вопрос, который требует решения. При этом – на уровне МИДа. Прислушаются ли там к мнению одной турфирмы, или даже одного субъекта Российской Федерации?
   Другим препятствием для формирования единого туристского пространства Байкало-Монгольской Азии является отсутствие возможности для граждан третьих стран пересекать границу России и Монголии через КПП Монды – Ханх в районе озера Хубсугул. В итоге полторы-две тысячи западных туристов, ежегодно бывающих на Хубсугуле, сегодня лишены возможности продолжить свое путешествие через Тункинскую долину на Байкал, в Иркутск. А ведь проект создания Международного парка экотуризма (в сферу влияния которого вошли бы земли, относящиеся к Хубсугульскому аймаку Монголии, к Тыве, к Окинскому и Тункинскому районам Бурятии) впрямую работает и на интересы Иркутска, "заводя" на областной центр новое направление, новый турпоток. Этот проект вызывает интерес в США, в других странах. И понятно почему – на Земле осталось не так уж много мест, где сохранилась естественная природная среда, где можно развивать экотуризм. А проект Международного парка экотуризма предполагает сохранить для человечества в почти нетронутом состоянии более 1.5 млн га (или 4 миллионов акров), сделать чудом сохранившийся "медвежий угол" очагом биоразнообразия , полигоном для отработки экотуристских технологий, позволяющих получать максимальную прибыль при минимальном воздействии на природу. Отчисляя часть этой прибыли на сохранение ресурсов экотуризма (а к таким ресурсам и относится, в первую очередь, сама естественная природная среда и биоразнообразие как ее главный компонент), вовлекая в индустрию экотуризма местное население мы все вместе сможем и природу здесь сохранить, и жизненный уровень населения поднятьСочетание таких объектов, как Международный парк экотуризма и Байкал позволит сделать Байкало-Монгольскую Азию действительно экотуристской территорией мирового значения. Вот тогда, а не раньше, полетят через Иркутск группы японских туристов, привлеченные возможностью за одну поездку побывать и в России, и в Монголии (интерес к которой в Японии все возрастает). Только тогда специально приедут в Иркутск по Транссибирской магистрали немцы и французы, американцы и австралийцы – представители тех стран, где спрос на экотуризм, на adventure travel принял взрывной характер.
      Конечно, туристы из этих стран бывают в Иркутске, но сегодня он для них – только транзитная остановка на пути в Китай, в Японию. И одна из причин – это то, что сегодня мы не предлагаем качественный экотуристский продукт, adventure travel. Наши туроператоры ограничиваются тем, что предлагают посмотреть Листвянку, кому-то изредка посчастливиться продать "круиз" на катере типа "Ярославец". То же самое относится и к Бурятии, где реализация проекта "Чайный путь" тормозится неразвитой инфраструктурой (впрочем, открытие 11 августа международного автомобильного перехода Кяхта-Алтанбулаг серьезно меняет ситуацию). Наши туристские возможности и ресурсы надо изучать, надо пропагандировать и рекламировать, надо сообща создавать спрос на новые туристские направления. И здесь большую роль может сыграть туристская общественность – БРАТ, та же Сибирская Туристская Организация и ее печатный орган "ИнтерБАЙКАЛ – Открытый мир". Мы из фирм-одиночек должны стать профессиональным туристским сообществом Байкало-Монгольской Азии, сообща формирующим инфраструктуру туристской отрасли, сообща продвигающим наши туристские ресурсы на мировой и внутренний туристские рынки.
      Туризм - проводник бизнеса. Будет развиваться туризм, будет развиваться и бизнес. Таким образом Байкальский экономический форум, занимаясь расширением туристского пространства Сибири, одновременно работает и на расширение ее экономического пространства. Но туризм - это и экономическая категория. До тех пор, пока у нас в регионе к нему будут относиться (как и при советской власти) как к приложению к физкультуре, до тех пор и индустрия туризма будет у нас развиваться стихийно, сама по себе, не имея серьезной государственной поддержки, как это имеют, например, сельское хозяйство или горнодобывающая промышленность. Поэтому С.Т.О. вновь пытается обратить внимание губернатора Иркутской области на тот факт, что на федеральном уровне это уже давно осознали, и к туризму относятся именно как к экономической категории, поручив заниматься проблемами этой отрасли экономики (которая все громче и громче о себе заявляет) министерству экон. развития и торговли. Не пора ли и у нас, в Иркутской области и в Бурятии, привести в соответствие?! А может быть пойти дальше и создать отдельные Комитеты по туризму, как того требует время, как того требует ситуация на Байкале.
В.В. Бережных Редактор журнала "Открытый мир"

 
 
Baikal Discovery
(C) 2002-2006
design by
Webstudia.ru